Бранимир вспоминает…

Ещё одна важная и нужная работа, которая наконец-то увидела свет в 2019 году — трибьют Алексею Хрынову (Полковнику). Запрягали долго — и вопреки всем трудностям этот сборник всё-таки увидел свет. Во многом благодаря стараниям и усилиям Вадима Демидова (Хроноп). Лично мне понравились кавера от Чижа, Хронопа, Чернецкого (Разные люди), группы Новые Ворота (Саши Яковлева), Церкви Детства (в дуэте с Медведем-Шатуном) и Чкалова.
Осенью 2012-го — семь лет назад мне предложили принять участие в этом проекте. И не откладывая на потом, нашел прореху в бесконечном туре, сел в студию, да записал песню «Перемены». Депрессивная мужицкая песня, похмельная. Как говорили в Котово, чувствовалось, что поющий её человек — «с похмара».
С именем Полковника связан важный случай из далекого детства. Фанател тогда по русскому року. Кассеты Чижа собирал по крупицам — что-то покупал, что-то красть даже приходилось (как в Жирновске однажды — да простят меня за давностью лет кассетные торговцы, сопляк был зеленый-тупой, да и денег особо не было).
Песни в исполнении Сергея Николаевича Чигракова были хороши тем, что их очень хотелось научиться играть на гитаре.Когда исполнилось 12 лет (1997 год), мы с бабушкой (ныне покойной) пошли покупать мне первую гитару в магазин «Спорттовары». Бобровская шестиструнная висела на стене рядом с теннисными ракетками и прочей хернёй непонятной. Радости не было предела. Вот он — первый собственный инструмент (до этого перебивался батиной олдовой самарской семистрункой).
Сел осваивать, к тому времени бло доподлинно известно уже шесть аккордов. И их вполне хватало для того, чтобы наизусть выучить первую песенку. «Солдат на привале» идеально для этого годилась. Взял двухкассетный магнитофон на батарейках, вынес его на лоджию, врубил Чижа и начал старательно подбирать «Солдата». После долгих усилий получилось связать аккорды более-менее складно. Выписал текст на бумажку и стал старательно заучивать особенно сложные фрагменты («зелень леса, неба синь да красный флаг»…»лишь бы прапора в лесу задрал медведь»). Очень нравилась эта песня — она ведь была первой разученной. Только через несколько лет я узнаю, что ее автором был Алексей «Полковник» Хрынов — чудесный нижегородский автор. Даже когда впервые этого бородатого дядьку показали по телеку (на фестивале Шевчука «Наполним небо добротой» с песней «Душегуб»), мне как массовому зрителю не было известно, что именно он написал этот шедевр. Хотя история про «тянет заячьим супом от деда Мазая» вызвала приступ бурного смеха.
А песню «Перемены» услышал впервые в 2000-м году. Мой товарищ Женя Башковский (коллега по «Солнцевороту») дал мне послушать какую-то кассету на которой были песни про ядерную зиму, про индийский сериал и еще какие-то всякие. Позже были идентифицированы как группа «НЭП» и «Полковник и Однополчане».
Песня «Перемены» сразу зацепила — в первую очередь, своей грустью-тоской. Тоской по великой жизни, какой маялись многие знакомые пьяницы в Котово. Тоской по «празднику», которая была у шукшинского Прокудина (по «бордельеро»). Ледяной тоской, которая гуляет внутри тебя , как холодный ветер в сенях. Когда бесы мучат душу, и охота в петлю залезть.
Но в последний момент (как в баянном анекдоте) находишь под столом хабарик, а потом раздается звонок в дверь и случайный гость приволок пузырь. Затянулся — а жизнь-то налаживается. Две руки, две ноги, голова на плечах. Проживем как-нибудь. Пьющие (или когда-то крепко пившие) поймут. Вот такая песня «Перемены». Спасибо Полковнику и Чижу. И конечно, всем, кто работал над этим трибьютом. Полковника надо помнить и петь.

(с) БРАНИМИР, декабрь 2019